Гемолитическая реакция это

Негемолитические реакции. Фебрильная негемолитическая трансфузионная реакция

Гемолитическая реакция это

Основная причина посттрансфузионных реакций негемолитического типа при гемотрансфузии крови или ее компонентов — взаимодействие между антигенами лейкоцитов, тромбоцитов, белков плазмы и иммунными антителами против них.

Клинически данный тип реакции у реципиента проявляется лихорадкой, покраснением лица — фебрильной негемолитической трансфузионной реакцией (ФНГТР).

Причиной фебрильных реакции могут быть антилейкоцитарные, антитромбоцитарные, антибелковые антитела реципиента.

Сенсибилизация пациента происходит вследствие многократных гемотрансфузий или предшествующих беременностей. Реакция антиген—антитело активирует комплемент, приводящий к высвобождению вазоактивных субстанций.

Доказательства, подтверждающие гипотезу о том, что ФНГТР обусловлена присутствием лейкоцитов в трансфузируемых компонентах, стали появляться с 1950 года.

Реакция «антиген—антитело» приводит к высвобождению эндогенных пирогенов (цитокины донорских лейкоцитов ИЛ-1в, ИЛ-6 и фактор некроза опухоли).

Фебрильная негемолитическая трансфузионная реакция может быть также следствием высвобождения цитокинов из активированных макрофагов реципиента. В этом случае антитела реципиента при взаимодействии с лейкоцитами донорской крови активируют комплемент. Комплекс «антиген—антитело—комплемент» может вызывать активацию макрофагов реципиента с выработкой эндогенных пирогенов.

Антитела к лейкоцитам обнаруживаются у 70 % и более пациентов, перенесших ФНГТР. К ним относятся HLA-антитела, определяемые лимфоцитотоксическим тестом, а также антитела кгранулоцитам. Снижение уровня лейкоцитов менее 5 х 106 в компонентах значительно уменьшает риск возникновения ФНГТР.

Однако не все ФНГТР обусловлены антилейкоцитарными антителами. У 30 % пациентов, перенесших данное осложнение, были выявлены антитела не к лейкоцитам.

При трансфузиях тромбоцитов среди 20 % реципиентов, перенесших ФНГТР, у 55 % первая реакция развилась во время первых трех процедур.

При изучении этих случаев стало ясно, что срок хранения компонентов крови является важным фактором в возникновении ФНГТР, обусловленной накоплением биологически активных веществ в компонентах во время хранения.

Частота возникновения ФНГТР более высока при трансфузиях концентрата тромбоцитов, чем эритроцитарной массы, при одинаковом абсолютном числе лейкоцитов в переливаемых компонентах.

Возникновение реакции впервые при трансфузии тромбоцитов означало отсутствие предварительной сенсибилизации реципиента к лейкоцитам, следовательно, лихорадка при ФНГТР не была иммунного генеза.

Увеличение концентрации цитокинов, как эндогенных, так и экзогенных, является опасным для реципиента, вызывая активацию эндогенных пирогенов.

Такие цитокины, как ИЛ-1в, ИЛ-8 и TNF, активно синтезируются и высвобождаются при хранении тромбоцитов и эритроцитов. Существует корреляционная зависимость между уровнем цитокинов, содержанием лейкоцитов и сроком хранения препарата. Цитокины накапливаются при температуре хранения более чем 22 °С.

Предварительное удаление лейкоцитов из препарата предупреждает накопление цитокинов при хранении и сопровождается значительным снижением частоты возникновения ФНГТР. Эффекты ИЛ-1 обусловлены собственной пирогенной активностью и/или опосредованной ИЛ-6 или ПГ Е-2 стимуляцией гемопоэза и активацией нейтрофилов и тромбоцитов.

TNF также является мощным пирогеном, усиливающим пролиферацию В-клегок и активирующим коагуляцию по внешнему пути через тканевый фактор. ИЛ-6 усиливает реакцию антител и стимулирует пролиферацию и дифференцировку В-клеток.

ИЛ-8 является хемотаксическим фактором для нейтрофилов и Т-клеток, стимулирующим выделение окислительных ферментов нейтрофилами и высвобождение гистамина базофилами.

При соприкосновении плазмы с пластиковой поверхностью возможна активация комплемента по альтернативному пути.

Активированный С3-компонент комплемента выявляется в любых двух донорских компонентах крови и в одном концентрате аферезных тромбоцитов в случае хранения при комнатной температуре в течение 5 дней.

Механизм активации СЗ не является клеточнозависимым, так как остаточные лейкоциты в тромбоцитарной взвеси имеют высокий уровень активности СЗ.

С3а обладает множественными патофизиологическими эффектами: поддерживает высвобождение гистамина макрофагами, является вазодилататором, повышающим микрососудистую проницаемость, также увеличивает in vitro агрегацию тромбоцитов и высвобождение серотонина и брадикинина, что вызывает венозную вазодилатацию, снижение давления, увеличение сосудистой проницаемости, спазм гладкой мускулатуры, активацию фосфолипазы А2 и усиление метаболизма арахидоновой кислоты. Таким образом, активация комплемента может стимулировать моноциты в концентрате тромбоцитов к продуцированию цитокинов, что усугубляет характерные симптомы ФНГТР. Некоторые из современных лейкоцитарных фильтров способны поглощать СЗа из концентрата тромбоцитов и могут быть использованы для профилактики возникновения ФНГТР.

– Также рекомендуем “Диагностика фебрильной трансфузионной реакции. Фильтрация лейкоцитов”

Оглавление темы “Гемотрансфузионные осложнения”:
1. Цитратная интоксикация. Калиевая интоксикация
2. Негемолитические реакции. Фебрильная негемолитическая трансфузионная реакция
3. Диагностика фебрильной трансфузионной реакции. Фильтрация лейкоцитов
4. Виды фильтров для фильтрации лейкоцитов. Недостатки фильтрации лейкоцитов
5. Прикроватный способ фильтрации крови. Показания к переливанию фильтрованной крови
6. Профилактика посттрансфузионных реакций. Этапы профилактики посттрансфузионных реакций
7. Лечение посттрансфузионных реакций. Гемотрансфузионные осложнения переливания крови
8. Изосерологически несовместимые гемотрансфузии. Осложнения при изосерологически несовместимых гемотрансфузиях
9. Патофизиология несовместимых гемотрансфузий. Механизмы гемолитических реакций
10. Клинические проявления гемолитических реакций. Гемотрансфузионный шок

Источник: https://meduniver.com/Medical/Xirurgia/1122.html

Отсроченные гемолитические реакции (ОГР) – Портал о скорой помощи и медицине

Гемолитическая реакция это

Как отмечалось выше (см. Система КеЩ, отсроченные гемолитические ре­акции (ОГР) возникают спустя некоторое время после переливания эритроци­тов. По мнению большинства авторов, они обусловлены аллоиммунизацией |Цйпиента предшествующими трансфузиями или беременностями [10, 11]. ОбрШЩциеся denovoантитела выделяются в кровяное русло постепенно.

Очередная трансфузия эритроцитов совпала с началом антителообразо-Шшя, появляющиеся антитела могут вступать в реакцию с циркулирующими в кровяном русле реципиента эритроцитами донора. Реакция может начаться через 1-4 недели после гемотрансфузии.

Гемолиз перелитых эритроцитов вы­ражен слабо, визуально не диагностируется и может быть заподозрен по сни­жению уровня гемоглобина, отсутствию лечебного эффекта от гемотрансфу­зии, слабоположительной прямой пробе Кумбса, напоминающей химеру, и, наконец, появлению слабых свободно циркулирующих антиэритроцитарных антител.

Антитела, обусловливающие ОГР, имеют характерную особенность, отли­чающую их от классических иммунных антиэритроцитарных аллоантител: они не столь активны.

Вскоре после трансфузии, инициировавшей антитело-генез, эти антитела перестают вырабатываться и не выявляются с помощью серологических методов перед очередной трансфузией.

Однако вскоре после трансфузии, которая в рассматриваемом случае выполняет роль буста, антите­ла вновь появляются в кровотоке и вызывают ОГР.

На международном форуме по гемовиджиленс – обеспечению безопасно­сти гемотрансфузии (Engelfriet и соавт. [10]) и на международном форуме по диагностике и профилактике ОГР (Fontao-Wendel и соавт.

[11]) отмечалось, что ОГР регулярно регистрируются в лечебных учреждениях разных стран, несмотря на то что современная практика гемотрансфузии предусматрива­ет обязательный учет антиэритроцитарных аллоантител в крови реципиента, даже если они ранее выявлялись, но отсутствуют перед очередной трансфузи­ей (Kim и соавт.

[14], Knowles и соавт. [15], Zeiler [24]). В связи с этим среди трансфузиологов и иммуносерологов обсуждается вопрос о том, как предот­вратить развитие ОГР. Следует ли проводить 2-3 повторных исследования сы­воротки каждого реципиента или родильницы спустя 2-4 недели и далее через 4-6 мес.

после трансфузии или беременности для выявления таких антител? Какова частота антител, вызывающих ОГР, и какой из иммуносерологических методов является оптимальным для прогнозирования ОГР?

Что касается скрининга антител после каждой гемотрансфузии или бере­менности, мнения специалистов разделились.

Одни полагают, что из-за огром­ного количества образцов крови, которые необходимо исследовать, чтобы вы­явить прогностические признаки и предотвратить одну клинически значимую ОГР, встает вопрос об экономической целесообразности затрат на эту работу (Solheim, Flesland [11], Milkins и соавт. [11]).

Вместе с тем указанные авторы не отрицают необходимости разработки национальных программ, предполага­ющих систему скрининга аллоантител и учета их носителей, с тем чтобы га­рантировать таким пациентам качественную трансфузиологическую помощь, в какую бы больницу они не попали.

Другие специалисты считают, что необходимы другие меры, в частно-Н фенотипирование реципиентов по максимальному числу трансфузионно опасных антигенов и переливание эритроцитов, идентичных по этим антиге­не Речь в первую очередь идет об антигенах Rh-Hr, Kell, Duffy, Lutheran и КШ (Redman и соавт.

[18], Schonewille и Brand [19]). Такая мера позволит су­щественно снизить вероятность аллосенсибилизации реципиентов и предот­вратить трансфузионные реакции, в том числе ОГР.

Особенно это важно для больных талассемией, серповидно-клеточной анемией и другими заболевани­ями, при лечение которых требуется регулярное проведение трансфузий эри­троцитов.

За 6-летний период (1999-2004 гг.) в Регистре трансфузионного риска Дании (DART) зарегистрировано 19 случаев ОГР (Taaning [10, 11]).

Согласно DART, под ОГР понимают гемолитические реакции, развившиеся более чем через 24 ч после трансфузии крови и сопровождающиеся положительной пря­мой пробой Кумбса.

Посттрансфузионные реакции, не сопровождающиеся положительной прямой антиглобулиновой пробой, даже если они возникли после 24 ч с момента трансфузии эритроцитов, к категории ОГР не относят.

В Дании ежегодно переливают примерно 340 тыс. доз эритроцитов. Следовательно, частота ОГР в ЛПУ Дании составляет 1 на 18 тыс. перели­ваний эритроцитов. Причиной ОГР в упомянутых выше случаях послужи­ли аллоантитела к антигенам систем Даффи, Келл, Кидд, Лютеран, Резус и S.

Один пациент, у которого развилась ОГР под действием антител анти-с, умер.

По заключению датских специалистов, реакции часто остаются нерас­познанными, поскольку антитела, вызывающие ОГР, слабые, быстро исчеза­ют и в некоторых случаях выявляются только в результате повторных транс­фузий, проводимых с целью купирования анемии.

По данным Организации Красного Креста Финляндии, регистрирую­щей все случаи трансфузионных осложнений, за 2002-2004 гг. в больни­цах Финляндии (население 5,2 млн человек) отмечено только 9 случаев ОГР (Koski, Matilainen [11]). Подчеркивается, что проявления ОГР часто слабо выражены, поэтому их низкая частота может быть обусловлена тем, что не обо всех случаях сообщают.

Kretschmer и Karger [10, 11] оценивают распространенность ОГР в Германии (по данным Маргбургского университетского госпиталя за 2005 г.) как 1 на 3500 трансфузий эритроцитов, а частоту отсроченных серологиче­ских реакций как 1 на 2500.

В Греции за период с 1997 по 2004 г. частота ОГР составила 1 : 23 000 (Politis и соавт. [11]). ОГР отмечались, в основном, у больных талассемией и серповидно-клеточной анемией. Для лечения этих больных расходуется 18-20 % всех запасов крови Греции.

Н Трансфузиологическом центре Вероны (Италия) за 5 лет на 150 тыс. транс-#зий эритроцитов зафиксировано 10 случаев ОГР (Aprili и соавт. [10, 11]).

Антитела, наиболее часто вызывавшие ОГР, относились к системе Кидд. В 2005 г.

зафиксированы 2 случая ОГР: в одом она была обусловлена аллоан-тителами анти-Лсь, обнаруженными через 14 дней после трансфузии у муж­чины, который в прошлом получал множественные трансфузии, в другом случае была вызвана антителами анти-Vel, выявленными через 13 дней по­сле трансфузии у женщины, у которой первое переливание эритроцитов было 4 года назад.

Schonewille и Brand [19] провели обширный ретроспективный анализ ча­стоты аллоиммунизации в лечебных учреждениях Лейдена (Нидерланды). За 4-летний период, в течение которого было произведено около 495 тыс. транс­фузий, частота аллоантител к трансфузионно опасным антигенам (С, с, Е, е, К, Fya, Fyb, Jka, Jkb, S и s) составляла 0,13 %.

Фиксировали только ОГР с оче­видными клиническими признаками гемолиза. Вследствие возрастающей ча­стоты аутотрансфузий актуальность ОГР постепенно утрачивается. С тех пор как в 2003 г. в Голландии была усовершенствована система гемовиджиленс, ежегодно сообщается приблизительно об 1 ОГР на 30 тыс.

трансфузий эри­троцитов, то есть около 20 ОГР в год.

В Норвегии регистрируемая частота ОГР менее 1 на 100 тыс. переливаний эритроцитов (Solheim и Flesland [10, 11]). Низкую частоту авторы объясняют тем, что лишь немногих пациентов госпитализируют более чем на 5 дней, а большинство реакций настолько слабо выражены, что пациенты после выпи­ски из лечебного учреждения не обращаются с какими-либо жалобами, ука­зывающими на ОГР.

В Польше частота ОГР составила 1 на 188 тыс. реципиентов (Michalewska [16]). Walewska и соавт. [23] сообщили о 8 ОГР, диагностированных у 7 ре­ципиентов. В одном случае был доказан первичный иммунный ответ на ан­тиген Е.

Билирубинемия и желтуха развились через 68 дней после трансфу­зии пяти доз эритроцитов, которые пришлось перелить женщине в связи с острым массивным кровотечением во время первых родов. В сыворотке кро­ви женщины присутствовали анти-Е-антитела.

Диагноз ОГР был обоснован тем, что имели место первая беременность и первая трансфузия, Rh-фенотип отца ребенка был DCwcee и антиген Е, явившийся причиной образования анти-Е-антител и развития ОГР, был привнесен во время трансфузии с эри­троцитами доноров.

У другой пациентки ОГР развилась дважды в течение 2 недель трансфузионного лечения. После рождения седьмого ребенка (пу­тем кесарева сечения) родильнице были перелиты две дозы концентрата эри­троцитов.

Через 48 ч началась тяжелая гемолитическая реакция с почечной недостаточностью, вызванная антителами анти-s. Анемию купировали транс­фузиями s-отрицательной крови. Через 10 дней после последней трансфу­зии гематокрит снизился до 20 %, уровень сывороточного билирубина п

Источник: https://www.03-ektb.ru/180-book/immunoserologiya/serologiya-posttransfuzionnykh-oslozhnenij/6834-otsrochennye-gemoliticheskie-reaktsii-ogr

Гемолитические реакции

Гемолитическая реакция это

Гемолитические реакцииобычно развиваются вследствие разрушения переливаемых эритроци­тов антителами реципиента. Значительно реже возникает гемолиз эритроцитов реципиента из-за взаимодействия с донорскими антиэритроци-тарными антителами.

Тромбоконцентрат, СЗП, концентрат факторов свертывания или криопре-ципитат от доноров, несовместимых с реципиен­том по системе ABO, могут содержать анти-А-и/или анти-В-аллоантитела; переливание таких компонентов в больших количествах способно привести к внутрисосудистому гемолизу.

Гемо­литические реакции подразделяют на острые (внутрисосудистые) и отсроченные (внесосу-дистые).

Острые гемолитические реакции

Острый внутрисосудистый гемолиз обусловлен переливанием цельной крови или эритроцитар-ной массы, несовместимой по системе ABO. Час­тота острых гемолитических реакций — 1 на 6000 вводимых доз, частота смертельных исхо­дов — 1 на 100 000 доз.

Переливание несовмес­тимой крови чаще всего вызвано ошибкой в идентификации реципиента, неправильной маркировкой пробирки с образцом крови или пакета с компонентом крови. Эти реакции, как правило, протекают тяжело.

У бодрствующих больных отмечают следующие симптомы: озноб, лихорадка, тошнота, боль в груди и боковых от­делах живота. Во время общей анестезии реак­ция проявляется повышением температуры тела, необъяснимой тахикардией, артериальной гипотонией, гемоглобинурией и диффузным кро-воточением в операционной ране.

Быстро разви­вается ДВС-синдром, шок и острая почечная не­достаточность. Тяжесть реакции зависит от объема перелитой несовместимой крови: если он не превышает 5 % ОЦК, то выраженная реак­ция не развивается.

Алгоритм действий при острой гемолитической реакции:

1. При подозрении на гемолитическую реакцию переливание немедленно прекращают.

2. Повторно определяют группу крови и резус-фактор донорской крови, сверяют ее с данны­ми на этикетке пакета и идентификационном браслете (карточке) реципиента.

3. Плазму реципиента исследуют на содержание свободного гемоглобина. Повторно ставят пробу на индивидуальную совместимость. Измеряют концентрацию тромбоцитов, ис­следуют свертывающую систему крови.

4. Катетеризируют мочевой пузырь, исследуют мочу на содержание гемоглобина.

5. Стимулируют диурез введением маннитола и инфузионных растворов.

6. Начинают постоянную инфузию дофамина в малой дозе для поддержания адекватного почечного кровотока и АД.

7. При массивной продолжающейся кровопоте-ре показано переливание СЗП и тромбоци-тарной массы.

Отсроченные гемолитические реакции

Эти гемолитические реакции, приводящие к вне-сосудистому гемолизу, обусловлены антителами к антигенам системы Rh (не к антигену D), KeIl, Duffy и Kidd. Вероятность образования антител к этим антигенам после переливания крови, со­вместимой по системам ABO и Rh, составляет 1-1,6 %.

К моменту, когда концентрация этих ан­тител возрастает до высокого титра (для этого требуется несколько недель или даже месяцев), перелитые эритроциты уже разрушаются. Более того, со временем титр этих антител снижается, и впоследствии они иногда не определяются вов­се.

При повторном переливании иммунные клет­ки памяти быстро вырабатывают антитела против антигенов эритроцитов. Отсроченная гемолити-ческая реакция развивается на 2-21-й день после повторного переливания. Клинические проявле­ния выражены умеренно и включают недомога­ние, желтуху и лихорадку.

Гематокрит не уве­личивается несмотря на перелитые эритроциты и отсутствие кровотечения. В результате разру­шения гемоглобина повышается уровень непря­мого билирубина в сыворотке.

С помощью пробы Кумбса удается поставить диагноз отсроченной гемолитической реакции. Прямая проба Кумбса позволяет выявить антитела на поверхности эритроцитов.

Однако при выявле­нии этих антител прямая проба Кумбса не позво­ляет установить их природу: неясно, покрывают ли антитела реципиента эритроциты донора, либо ан­титела донора находятся на эритроцитах реципи­ента.

Чтобы это выяснить, необходимо детально исследовать образцы крови реципиента и трансфу-зионной среды, взятые до переливания.

Лечение отсроченной гемолитической реак­ции — симтоматическое. Частота отсроченных ге­молитических реакций — 1 на 1500-2500 вводи-

мых доз. Причиной образования антиэритроци-тарных аллоантител может быть беременность (вследствие воздействия эритроцитов плода на организм матери).

НЕГЕМОЛИТИЧЕСКИЕ ИММУННЫЕ РЕАКЦИИ

Негемолитические иммунные реакции обусловле­ны сенсибилизацией реципиента лейкоцитами, тромбоцитами или белками плазмы донора.

Пирогенные реакции

Сенсибилизация к лейкоцитам или тромбоцитам обычно проявляется пирогенной реакцией. Такие реакции развиваются относительно часто (при 1-3 % трансфузий) и характеризуются лихорадкой в отсутствие признаков гемолиза.

Больным с пиро-гепными реакциями в анамнезе можно переливать только эритроцитарную массу, обедненную лейко­цитами. Эритроциты очищают от примеси лейко­цитов методами отмывания, центрифугирования, фильтрации или с помощью методики заморажи­вания-оттаивания.

Фильтры с диаметром пор 20-40 мкм задерживают большинство лейкоцитов и тромбоцитарных конгломератов.

Уртикарные реакции

Уртикарные реакции характеризуются эрите­мой, крапивницей и зудом в отсутствие лихорад­ки. Эти реакции наблюдаются достаточно часто (при 1 % трансфузий) и обусловлены сенсиби­лизацией больного к белкам плазмы. Примене­ние эритроцитарной массы вместо цельной кро­ви снижает риск развития уртикарных реакций. Лечение: антигистаминные препараты (Ht- и Н2-блокаторы).

Источник: https://megaobuchalka.ru/5/22530.html

WikiSimptom.Ru
Добавить комментарий